Лучше не бывает (andrey_stepenko) wrote,
Лучше не бывает
andrey_stepenko

Практика, как игра

Это один из лучших текстов, которые я находил. Он о том, как нужно практиковать. Это введение в книге "Даосская Йога Сновидения" ЧОМ. Но актуальна для многих практик.
Читать его нужно целиком поскольку речь ЧОМ больше адресована подсознательным мыслеобразам, чем логическому пониманию.

Если слепой научился обходиться в жизни без того, что он видит и живет посредством того, что он чувствует, это совсем не значит, что он видит меньше. При сегодняшних условиях существования разделение между сном и бодрствованием условно. Человек не контролирует себя во сне и не контролирует себя вне сна. Следовательно, он находится в одном качестве существования, только с иной функцией осознания. Вопрос стоит ли будить спящих, если вся жизнь во сне? Собственно слепой не тот, кто не видит, а тот, кто видит не то. Вопрос – что есть то, что надо видеть? Он вне понятия. Он в действии создающем возможность обладания истинным видением и пониманием. Указание на что либо должно побуждать к действию. Лишь действие даст ответ существующему. Либо существование готово находить ответ на поставленные вопросы, либо оно еще больше будет отдалять от понимания. Сказать себе что ты ничего не знаешь – признать, что знаешь, как знать ничего. Только идущий может познавать что-то. Идущий может отойти в сторону и посмотреть себя со стороны. Идущий - все равно, что осознающий. Стоящий - все равно, что спящий.

Можно говорить, что каждый достоин того, что вокруг него. Но значит ли, что каждый знает, чего он достоин и понимает? Не надо отвергать те чувства, которые наполняют твое тело. Они взращены в тебе и обладают тобой. Можно считать, что раз они во мне, то они мои. А можно считать что раз они в тебе – ты их. Хотя они питаются из одного источника, результат воздействия на тело разный. Все это отображается в энергетической карте человека. Если тебе что-то не нравится, ты перестаешь слушать. Ты слышишь то, что тебе хочется слышать, и в этом нет никакого усилия, и никогда не было.

В своей массе люди перестали жить, они существуют, выживают. Они не прилагают усилия к тому, чтобы понять процессы формирующие их восприятие мира, а затрачивают их на то, что от настоящего понимания удаляет. Люди участвуют в массе вещей, которые для них являются хаотичными и между собой не связанными, но тем не менее, все это уже существует независимо от них, связывая все вокруг.
Иногда что-то будит человека, пробуждает его к каким-то действиям, в результате чего он прикладывает усилие, пытается что-то создать или что-то изменить. Но это лишняя трата энергии. Если ему кажется, что он что-то делает или создает, то зачастую энергии затрачивается несравненно больше, чем приобретается. Видимо шаг вперед содержит в себе два невидимых шага назад. Изменить можно то, что меняется. А меняется то, что есть. Вопрос – что называть тем, что есть?

Собственно мы и возвращаемся к вопросу – есть ли мы в том, что меняем, и что определяет наше осознанное существование. Или, скорее, неосознанное существование. Нашу жизнь определяет сила, внутренняя сила. То, что является корнем наших решений и действий. Миллионы людей пытаются изменить своё существование, но чаще всего это оседает в их определениях и робких усилиях. У одних недостаточно сил, у других – знаний. Все что им остается, это перекладывать с одной стороны на другую. Человек не знает, будет ли он жить завтра. Даже умение предвидеть и обладание большой силой не ограждает человека от случайностей, хотя, безусловно, сводит их к минимуму. Силы окружающие нас, несравненно выше силы самого развитого человека. Количество желаний и хотений перекрывает человеку возможность жить сейчас. Сегодня «жить сейчас» становится искусством. Это уже не реальность. Реальность пребывания и существования. Спешка заменяется ожиданием, ожидание заменяется спешкой. Но от себя не убежать, какие бы действия не предпринимались.

Резкое изменение своего существования в такой ситуации уже можно считать счастливой случайностью. Сюда можно отнести сильное переживание, вызванное необратимой потерей, клиническую смерть – все, что резко переворачивает восприятие мира и заставляет взглянуть на жизнь со стороны. Человек начинает видеть себя в действиях других, и ему открывается возможность более широкого видения своей жизни. Но даже такое состояние не гарантирует осознанного пребывания и даже удовлетворения своими действиями и поступками. Какими бы резкими изменения восприятия не были, нужно время чтобы пройти путь, чтобы он соответствовал человеку, а человек был достоин его. Это самое сложное в жизни, так как не трансформируемое качество чрезмерного хотения требует от человека удовлетворения именно здесь и сейчас. Неумение трансформировать эти состояния не дают возможности уметь жить. В лучшем случае это умение определять и указывать, как жить другим, как средство защиты самого себя. Чем, собственно, многие и злоупотребляют. Также здесь стоит предупредить, что любая попытка вырваться из этого «общака» будет вызывать ту же реакцию. Быть свободным не так просто, когда все живут по законам зоны. Зона это, возможно, самая главная конструкция, которая определяет сегодняшнее существование, жизнь во сне.

Свобода никогда не являлась качеством внешним, это качество внутреннее. И за этим определением скрывается многое, иногда путь длинною в жизнь. Нашему телу нужна остановка, хотя бы кратковременная. Оно не умеет жить в естественном для него положении в результате нарушения множества функций. Для того, чтобы наше тело не падало, нам приходится все время куда-то бежать или во что-то уткнуться. А может в кого-то, кто может поддержать наше падение. В результате мы находимся под углом, под градусом. Кто под каким. Кто еще может бегать - угол наклона не большой. Он не успевает образоваться. У того, кто уже не может бегать, это зависит от того, какая опора его удерживает. А при таком положении вещей ничего не задерживается и не удерживается. Ни в нашем сознании, ни в нашем теле. Как будто мы – маленькая часть большой трубы. Об этом мы говорим для того, чтобы проснуться. И только проснувшись мы можем начать готовиться к сновидению. Что-то нас должно периодически будить и заставлять вырабатывать усилия, которые так необходимы для любой практики. Заниматься сновидением, это такая же серьезная работа. Если есть сила, наполняющая хоть какую либо часть нашего тела, то она может пробудить наше возбужденное сознание приоткрыть закрытую дверь, но не даст возможности полностью открыть её. Но приоткрыв дверь, мы пытаемся открыть её еще больше, на что тратим сил гораздо больше, чем нужно. Не говоря о том, что дверь эта может быть совсем не той.

Так и вскрывая техники и практики сновидения, нам нужно подготовить себя таким образом, чтобы мы приоткрыли именно ту дверь, которая нам необходима. Практика не должна вас привести к состоянию, когда она вас подавляет. И для этого нужно её выстраивать. Не надо свое неудовлетворенное состояние переводить на практику. Практика – это часть вас, а не что-то вне вас. С какой стороны ни показывать человеку его ущербное и неудовлетворенное состояние, это будет вызывать скорее уныние или отвержение, чем пробуждение к каким-либо действиям.

Условия существования людей очень разнятся. И в каждом месте преобладают свои отличительные черты, определяемые хаосом того места или выстроенностью. Если место, в котором вы живете, характеризует более высокий уровень интеллектуального развития общества, то условия для любой практики будут зависеть от того, как адепт сможет противопоставить свою работу эманации полей более высокой частоты. Это связано с тем, что при любом варианте развития сознания, неважно, в какую сторону оно направленно, усиливается более тонкая (электрическая) частота воздействия окружающей среды. Этому способствуют железы, расположенные в области головы, руководимые гипоталамусом. В такой среде попытка осознанного присутствия в практике обычно ограничивается принятием решений. И в дальнейшем задача адепта – обмануть свое неконтролируемое «Я». Если же попытаться посредством развитого сознания осознать все вещи которые нас окружают, это скорее приведет к ещё большему развитию сознания или даже к психическому расстройству. Мозг не может выделить (определить в качестве правильных) необходимое количество решений, так как он находится с определенной зоне информационного пространства. Если идти таким путем, практика рано или поздно превратится в муку, так и не став практикой. Это особенно характерно для сегодняшнего дня. Когда информационные поля усиленны посредством мозговой деятельности человечества. И сегодня нужно придавать этому особое значение. Это не было характерно для древних времен.

В такой ситуации наилучший способ – учиться играть с практикой, чтобы она не выглядела для вас узкой и плоской. Как ребенок, которому важен не результат игры, а участие в ней. У ребенка определенность игры создается множеством факторов, и сознательное – только часть. Для него игра - уже практика. Сознательность конечно приносит практике некую выстроенность и упорядоченность. Но одновременно она приносит потерю состояния во время игры и активизирует желание. То есть сознание определяет или, вернее, возбуждает желание в игре. И желание поглощает состояние «нахождения» в игре.

Со временем у ребенка пропадает потребность в игре, и игра изменяет свою функцию для него. Так что начиная играть с практикой, нам важно выработать потребность в практике, в не желание заниматься практикой. Играя, мы создаем различные комбинации действий. И это помогает нам нейтрализовать неконтролируемое «Я». Здесь мы уводим себя от таких разрушительных понятий как соглашательство в практике и сомнение в практике.

Попытка же применить механистически правополушарные практики, которые являются выводящими в первую очередь и опираются на устойчивую позицию ума и тела, приведет к незначительному результату. Здесь, скорее всего, будет наблюдаться обратная сторона. Когда вы будете считать, что вы серьезно занимаетесь практикой, на самом деле вы будете в нее играть. Как, к примеру, с таким понятием как медитация, когда люди занимают какое-то положение и начинают что-то делать. При этом положение их создает множество серьезных энергетических блоков, которые никогда не позволят вскрыть более глубокую работу концентрированного сознания. Однако это не мешает многим считать, что то, чем они занимаются, является медитацией. Так что подобный метод даже при серьезных энергозатратах приведет к незначительным результатам. Не надо придавать практике внешнюю серьезность или «выказанность». Это будет игра в практику, что отличается от игры с практикой. Можно, конечно, надеть дырявую робу, считая, что ты дервиш, и идти путем посвящения, навязывая свое просвещение при любом посещении.

Представьте себе человека, который приложил достаточное усилие к своему образованию в течение десяти-двадцати лет, и человека, который занимается, как ему кажется серьезной практикой в течение трех-пяти лет. Неважно, какой выход в действиях этого или того человека. Каждый находится в своем опыте, который сформировал его энергетическую карту. И естественно, что подход в мировосприятии будет разный. Даже если в действиях практикующего правды больше, это не значит, что она найдет понимание не только в умах окружающих, но и в его собственном. Такой практикующий скорее всего будет восприниматься так же как воспринимается традиционное меньшинство. В результате всего вышесказанного можно выделить три вида игры. Первый – когда человек занимается чем-то серьезным, как ему кажется, а на самом деле играет в непонятную ему игру. Второй когда он является участником игры, заданной кем-то с определенным видом силы, формирующей условия игры. И третий, который собственно и предлагается – это игра как искусство, где адепту необходимо сначала научиться играть, а уж затем найти применение этой игре. В этом случае удастся увязать действия в одно целое и не выходить за рамки неконтролируемого. Так, возвращаясь все к той же практике сидячей медитации, надо не садиться под видом медитирующего (для того, чтобы достигнуть правильного положения, при котором возможно развитие алхимического процесса, необходимо изменение физического тела, на что требуется от трех до пяти лет – время связано с ритмом построения физического тела человека, заданным природой; энергия в измененном физическом теле движется совсем по иному, по сравнению с телом неподготовленным), а пробовать и изучать данное положение с различных позиций. Особенно это важно для практики сновидения, когда тело и сознание в процессе сна должны быть подготовлены и уметь лепить энергию.

Кроме того, во время игры, если мы определяем себя как её участники, мы получаем удовлетворение, что уже и есть результат. Хотя с учетом того, что наше с вами удовлетворение отличается от детского состояния, слишком многое привносится сознанием, игра можете перейти в позицию самоудовлетворения. То есть замкнуться на естественных понимаемых схемах, что в свою очередь приводит к зацикливанию в процессах на одном и том же. И сыграть будет не просто. В этом заключена сила и слабость сознания, которое может заставить залезть в холодный душ, а может отговорить от этого. Может подготовить себя к практике, а может отговорить от неё. А если к этому прибавить сегодняшнюю систему ценностей, в которой живет человек, и иллюзорность существования, то сознание, хотя и имеет силу, но давно утратило ориентацию в пространстве. Много говорится правильного, много знаний доступны сегодня человеку. Но они воспринимаются очень незначительным количеством людей. Иллюзорное состояние стало более естественным на сегодняшний день. И все это приводит к потере собственного ритма. Но только нахождение в собственном ритме позволяет сознанию работать направленно и качественно. Так что, прежде чем ожидать от практики сновидения какого-либо результата, нужно выявить ритм своего пребывания в процессе сна. Кроме индивидуального природного ритма, существует еще ритм неба и земли.

Начиная выполнять практику сновидения, на надо никаких резких движений в этом направлении, так как возможно сильное изменение восприятия мира. Такое состояние скорее будет угнетать, чем развивать. Понятно, что на сегодняшний день любые предупреждения воспринимаются людьми относительно, ввиду того, что стремления человека к приобретению какого-то опыта или, вернее, состояния гораздо сильнее, чем последовательная методичная работа. Очень многие пытаются найти глубинное понимание мира, и этому часто свойственна спешка. Отсюда очень много негативных результатов практики. То есть практику воспринимают как наркотик, который должен быстро сдвинуть мироощущение. Люди бросаются в практику, не проснувшись, руководствуясь сиюминутным импульсом, и в результате только усугубляют своё неконтролируемое существование.

Данный анализ или рассуждение на тему даосской йоги сновидения дается для того, чтобы обратить внимание на то, что данная практика хотя и может быть самостоятельной, но рассматривается с позиции общего процесса алхимической работы (изменение себя посредством взращивания и трансформации собственной энергии). Вопрос не в том, какую практику можно считать правильно или неправильной, или какие действия нужны или не нужны, а в том, на какие законы эта практика опирается и к чему приводит. Любая серьезная практика должна научить адепта ориентироваться в ней. Практика зависит от силы и участия в ней адепта.

И ещё ссылка по теме
Чогьял Намхай Норбу Ринпоче ЙОГА СНОВИДЕНИЙ И ПРАКТИКА ЕСТЕСТВЕННОГО СВЕТА
Tags: практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments